Искусство Хорена Абраамяна Левон Мутафян

Искусство Хорена Абраамяна Левон Мутафян
Искусство Хорена Абраамяна Левон Мутафян


Издательство: Эдит Принт Ереван 2010
Язык: Армянский
Твердый переплет
ISBN: 978-9939-52-151-0
Тираж: 500 экз.
Размер: 15 х 20,5 см
Страниц: 380

(0)
Цена: 499 руб.
В корзину
Ожидаемая дата передачи в службу доставки:
14-го июня
  • Доставка по Москве курьером
  • Экспресс-доставка по Москве
  • Самовывоз
  • Доставка по МО
  • Доставка по России ТК
  • Доставка по России курьером
  • Доставка "Почта России"
Искусство Хорена Абраамяна Левон Мутафян

Встреча с этим удивительным артистом всегда оправдывала ожидания в какой бы из ролей он ни выступал - был ли это Отелло из трагедии Шекспира или Павле в великолепном фильме "Мы и наши горы". Ибо зритель не только подпадал под магию необычайного таланта, но и видел в его лице подлинного актера, какими уже не так богата современная сцена. Актерскому дарованию Хорена Абрамяна одинаково щедро расточали признание и сдержанные скандинавы, и экспансивные итальянцы, и искушенные москвичи.

Возмутитель спокойствия, человек больших масштабов и горячих страстей Хорен Абрамян был уникален не только неповторимостью своей актерской индивидуальности, но и той значительной ролью, какую он сыграл в развитии нашей художественной культуры. Прочно и навсегда он вошел в духовную жизнь нескольких поколений зрителей.

Книга, предназначена, как для познавательных театральных кружков, студентов театральных вузов, так и для более широкой аудитории.

Внешний вид книги  может отличаться от изображения товара на сайте!
  

Хорен Бабкенович Абрамян родился 1 апреля 1930 года в Ереване 
В 1951 году окончил Ереванский театральный институт С 1951 по 1985 год  служил в труппе Ереванского академического театра им. Сундукяна, с 1980 года  являлся главным режиссёром театра. С 1985 по 1988 год  работал главным режиссёром Ленинаканского театра имени Мравяна. С 1988 года  — главный режиссёр Ереванского академического театра им. Сундукяна Похоронен в пантеоне парка им. Комитаса

Звания и награды
1961 — заслуженный артист Армянской ССР
1970 — лауреат Всесоюзного кинофестиваля в номинации «Призы за актёрскую работу»
1971 — лауреат государственной премии Армянской ССР (за спектакль «Братья Сарояны»)
1980 — Народный артист СССР
1980 — лауреат Всесоюзного кинофестиваля  в номинации «Премии за лучшие актёрские работы»
1981 — лауреат Государственной премии СССР  (за театральные работы)
2000 — почётный гражданин Еревана
Орден Святого Месропа МаштоцаА

Атерские работы
Девушка Араратской долины - 1949
Смотрины - 1954 
Тайна горного озера - 1954
В поисках адресата - 1955 
Первый эшелон - 1955 (Мелодрама)
Цель его жизни - 1957 
Высота - 1957 (Социальная драма)
Сердце матери - 1958 (Исторический / Биографический)
О моем друге - 1958 
Песня первой любви - 1958 (Мьюзикл / музыкальный)
Обвал - 1959
Кольца славы - 1962
Братья Сарояны - 1969
Отзвуки прошлого - 1971
Мы и наши горы - 1971
Хроника ереванских дней - 1974 
Рождение - 1978
Звезда надежды - 1978 (Исторический / Биографический)
Живите долго - 1980
Легенда о скоморохе - 1980 (Драма)
Там, за семью горами - 1981
Пожар - 1983 
Пока живем... - 1987
Вознесение - 1988 (Киноповесть)
Дыхание - 1989

Постановки в театре
1968 — «Братья Сарояны»

Документальные фильмы
«Андраник Озанян»1990 (Зоравар Андраник) Первый советский фильм о Полководце Андранике: Арменфильм 35 мм. Андраник — текст читает Абрамян, Хорен Бабкенович: Режиссёр

Источники: http://ru.wikipedia.org, http://yandex.ru/

 
 
Встреча с этим удивительным артистом всегда оправдывала ожидания, в какой бы из ролей он ни выступал - был ли это Отелло из трагедии Шекспира или Павле в великолепном фильме «Мы и наши горы». Ибо зритель не только подпадал под магию необычайного таланта, но и видел в его лице подлинного актера, какими уже не так богата современная сцена. Актерскому дарованию Хорена Абрамяна одинаково щедро расточали признание и сдержанные скандинавы, и экспансивные итальянцы, и искушенные москвичи. Возмутитель спокойствия, человек больших масштабов и горячих страстей Хорен Абрамян был уникален не только неповторимостью своей актерской индивидуальности, но и той значительной ролью, какую он сыграл в развитии нашей художественной культуры. Прочно и навсегда он вошел в духовную жизнь нескольких поколений зрителей.

Природа щедро одарила артиста. К яркому таланту она добавила прекрасную импозантную внешность и горячий темперамент. И мы воспринимали его личность неотделимо от его творческого облика. За каждой исполненной им ролью в театре, в кино всегда угадывался сам художник, его душа. И, что очень важно, могучий пласт самой жизни.

...Широкое крупное лицо, с чуть припухшими веками глаза, седые волосы... И в закрепленности знакомого облика, всегда легко узнаваемого, был большой смысл. Потому что «типаж» изнутри был обогрет душой и талантом, он становился героем из самой жизни, человеком, бывшим для многих людей близким и даже родным. Хорен Абрамян был критерием абсолютного ощущения жизненной правды. Яркий, мощный, беспокойный артист, он позволял себе быть самим собой, что не так уж просто: для этого мало мастерства и таланта - требуется собственное содержание. А оно у Абрамяна было. Отсюда право исследовать и судить, что могло раздражать многих. И отсюда свободная немногословная манера говорить с залом.

Артист прожил удивительно цельную жизнь, напряженную, полную тревог, озарений и мужества. До конца никто из нас так и не почувствовал в нем тяжести пережитых лет, того, что он стареет, хотя хемингуэевские седины давно посеребрили его голову. Эти седины он носил по-абрамяновски горделиво как символ молодости. Всю свою кипучую жизнь, полную гражданского пафоса, неиссякаемого темперамента, он целиком отдал родному театру им. Сундукяна за исключением нескольких последних лет жизни. Он жил, любя и презирая, падая духом и вновь обретая утраченную веру. Бывал пристрастен, заблуждался, но все свои годы прожил открыто, независимо, вольно.

Чем покорял Абрамян? Он изменял дыхание зрителя, предлагал ему иной диапазон чувств, и зритель отвечал ему взрывом эмоций. Для этого надо было играть на самом высоком градусе переживаний. И разве он не делал это всегда, не от этого сгорел? Когда нисходило к нему вдохновение, то казалось, будто на сцену ворвался ураган. Абрамяновские образы были театрально приподняты, но их театральность всегда была заквашена на искреннем и могучем темпераменте, вся пронизывалась необыкновенной силой. Почему он любил играть героев Шекспира? Именно потому, что в шекспировских образах скрыт конфликт, грандиозный по трудности. В конфликтах этих героев с обществом, с властью таится, по его словам, самый высокий предел человеческих страстей. Вряд ли кто из зрителей сможет забыть созданный им образ Кориолана в постановке Рачья Капланяна и в режиссуре самого Абрамяна. Этот спектакль театра Сундукяна стал подлинным триумфом актера. Была создана особая, насыщенная страстями среда, в которой прекрасно реализовался сложнейший конфликт между гражданином Великого Рима Кориоланом и толпой трусливых плебеев, ведомых демагогическим трибуном. Кориолан в исполнении Хорена Абрамяна - фигура воистину трагического размаха, чья страсть прямодушно открыта толпе, и чья смерть в финале воспринимается как очищение от личной вины. Суд над Кориоланом становится судом над нравственной глухотой тоталитарной толпы.

- Играл, как сердце подсказывало, - рассказывал в одной из наших бесед актер. - Кориолан - не слепок с истории. Это и о нас. Насилие над душой, беспомощность перед злом есть в истории любой страны, в любой эпохе. Я хотел сказать, что безграничная власть и нравственность несовместимы. Шекспир - провидец, он с предельной четкостью видел добро и зло и их непримиримую схватку в мире. Этот гигант и сегодня звучит современно. Надо через него суметь акцентировать, что такое добро и что такое зло в нашем современном представлении людей, переживших великие потрясения.
Очень сильные, яркие образы Х.Абрамян находил и в пьесах современных армянских драматургов, среди которых образ Аршака II в драме Перча Зейтунцяна «Легенда о разрушенном городе». Аршак II в исполнении Абрамяна хитер и мудр, он стратег и строитель, философ и циник. Он умеет быть коварным и преданным, гордым и ничтожным. Он волнует, восхищает, удивляет. Атакующе неотразим был он и в финале спектакля «Хор Вирап» (2001 г.) по пьесе Зейтунцяна. На сцене вся труппа, занятая в спектакле. В центре - Хорен Абрамян, словно заполнивший собой всю сцену. Расхристанная одежда вопиющих тонов, потустороннее лицо, суровый взгляд. Чудо же было в том, что не оставалось никаких сомнений: в этом человеке больше власти, чем во всех вместе взятых персонажах (хотя на сцене были и очень достойные артисты).

Роли, сыгранные Абрамяном в кино, представляют особый интерес. И дело здесь не в одних крупных планах, дававших актеру свободу творческого самочувствия. Экрану нужен был он сам, самобытность его человеческой личности, редкая его способность наполнять каждое мгновение роли чувственным, конкретным опытом. Он был экономен в выборе средств: всегда оставалось ощущение, что он несет еще неведомые, до конца не раскрытые глубины. Простота, доходящая до виртуозности, насыщенная до предела и представляет разгадку его власти над зрителем. Но эта простота - не упрощенность образа. Самое парадоксальное становилось понятным в его исполнении.

Абсолютная естественность, феерическая техника, немыслимая точность отличали многие киноработы. Физические данные Хорена Абрамяна будто специально были приспособлены к кино. Его руки, вся его фигура, глаза способны были выражать состояние человека без слов. Потому он и был киноактером с головы до пят, хотя, на мой взгляд, сцена лучше передавала все оттенки и грани его таланта и мастерства.

Вспомним его Арсена в «Песне первой любви», Геворга в картине «Братья Сарояны», Мясникяна в «Председателе республики», Павле в фильме «Мы и наши горы». Все они сыграны очень органично. Но на свете очень много органичных и подлинных мастеров. Абрамян же был чем-то большим, а чтобы понять это, надо было все же видеть его на сцене театра. Главное, наверное, свойство Абрамяна - непререкаемая власть над зрителем - на пленке не записывалась.

Значительным был Абрамян и в качестве режиссера. Его постановки «Ацаван» по Н. Зарьяну, «Король Джон» по Шекспиру, «Тыл» по пьесе А. Калантаряна, «Семья преступника» Джакометто и другие стали вехами в истории театра им. Сундукяна и Драматического театра Гюмри.

О Х. Абрамяне говорили, что он неуживчив. Может быть. Но ведь он всю жизнь искал творческого созвучия, понимания своего душевного мира, принятия своих критериев в искусстве. Можно только удивляться, как за полувековую творческую жизнь, среди метаний и поисков он не растерял своей самобытности, «непохожести»...

В заключение одно высказывание о спектакле Отелло: «Все закончено: нет в живых ни Дездемоны, ни Отелло, уведен на пытку потрясенный Яго, и тут появляется безмолвный слуга Отелло: воздав руки, он яростно бьет в набат, вызывая бурю в сердцах, - все благородное обречено - бурю аплодисментов в зале - свидетельство жизнеспособности всего благородного в искусстве, а значит, и в жизни».

Хорен Абрамян вошел в армянскую историю сценического искусства, и время уже не властно над ним.

Источники: http://yandex.ru/, http://forum.hayastan.com
Отзывы покупателей
Рейтинг покупателей
0 / 5 5 5 1
На основе 1 оценок покупателей
0%
0%
0%
0%
0%
Отзывы о товаре
Искусство Хорена Абраамяна Левон Мутафян
Отзыв о товаре
Искусство Хорена Абраамяна Левон Мутафян
Отличный товар
Заголовок
Достоинства
Недостатки
Комментарий*
Представьтесь
Для продолжения вы должны принять условия Пользовательского соглашения
Для продолжения вы должны принять соглашение на обработку персональных данных
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Заявка в 1 клик
ФИО: *
Ваш номер телефона: *
Ваш email: *
Ваш город: *
Комментарий:
Желаемое кол-во:
-
+
Уточнение
Ваше имя: *
Ваш номер телефона: *
Ваш email:
Ваш город:
Комментарий:
()

Вверх